August 21st, 2015

Путин и утята. Начало

Всплыли замечательные воспоминания учительницы Владимира Путина Веры Гуревич.

"... в недоедающем Советском Союзе Володя Путин и его одноклассники во время летних каникул под присмотром любимой учительницы откармливали утят, чтобы в какой–то момент их съесть.

И вот пришло время забить одну из уток. Все отказывались рубить голову бедняжке. Чтобы не так печально все выглядело, ребята разыграли сценку. Устроили суд над уткой, обвинив ее в том, что, дескать, дерзко нарушала правила жизни: ела больше всех, уплывала дальше, чем положено, позже всех засыпала. Привязали бедняжку за шею и с грустными причитаниями потащили виновницу к плахе — ею было обыкновенное бревно.

Кое-кто из мальчишек наотрез отказался быть палачом. Володя Путин не отказался. Он накинул на себя красное одеяло — которое должно было символизировать палаческий балахон, голову закрыл целиком — ведь лицо палача должно быть неузнаваемо...

«Введите несчастную, — сказал Володя. — Положите ей голову так, чтобы я, не видя ее, мог одним ударом отсечь ей голову".

Владимир Путин. Родители. Друзья. Учителя. 2–е изд., дополненное. СПб.: изд–во Юридического института, Санкт–Петербург, 2004, сс.71–72. Купить книгу можно здесь - http://ozonru.co.il/catalog/book_12353_1071696_1085250_1082838/1004446/



link
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Не в землю нашу полегли когда-то?

Оригинал взят у lev_shlosberg в Не в землю нашу полегли когда-то?

Год назад, в августе 2014 года, началось массовое применение подразделений российских военнослужащих в боевых действиях на территории Украины. Официально Российская Федерация это отрицает. Высшие политические и военные руководители России считали, что использование военной силы так же, как и во время крымских событий в феврале-марте того же года, позволит быстро добиться политической капитуляции Украины.

- 1 -

Абсолютное большинство военнослужащих в августе 2014 года не знали, что им предстоит и понимали, что это война, только оказавшись на территории другого государства и получив конкретное боевое задание.
Но война пошла не по сценарию Генштаба. Российские воинские подразделения стали нести потери, ежедневные и значительные. Информация о боевых действиях, погибших и раненых стала массово распространяться в России, в том числе в Пскове, уже начиная с 19 августа.
К такой ситуации ни политическое, ни военное руководство России не было готово. Единственное решение, которое было принято, это решение о введение фактического режима государственной тайны для всех участников нелегальных боевых действий. В том числе для членов семей. В том числе на похоронах.
Командиры на местах, как могли, это решение выполняли. Но информация всё равно распространялась.
24 августа 2014 года я получил письмо от военнослужащего, десантника, раньше служившего в Пскове: «Лев Маркович, почему командование ВДВ и политики утаивают происходящие сейчас в Луганской обл., Донецке и т. д. по Украине? Почему отправленные 15-16 числа и позже десантники уже возвращаются в часть в цинковых гробах? В частности, Леонид Кичаткин из 234 полка. Остальных я не знаю, но они есть!.. А что делать матерям и женам? …Завтра его уже хоронят!».
Этот же человек сообщил мне о неладах, происходящих с семьей Кичаткина (в течение двух дней кто-то чужой отвечал на звонки по мобильному телефону супруги Леонида Оксаны и, представившись Леонидом, нетрезвым голосом говорил, что он жив, всё в порядке, и они с женой отмечают крестины дочери).
Мой военный знакомый попросил меня поехать на похороны в Выбутах и по возможности понять, что происходит.
25 августа в Выбутах действительно состоялись похороны десантников. Информация о похоронах стала известна. Никаких достоверных объяснений места и причин их гибели военное командование и политическое руководство России не дало. Но после широкой огласки произошедшего на какое-то время с намогильных крестов сняли таблички с именами похороненных, с венков убрали ленты с указанием на воинские подразделения.
Волна общественного возмущения этим действием привела к тому, что на могилах в срочном порядке установили каменные памятники. Приказ об этом поступил из Москвы.
Все журналисты, приехавшие в Псков и писавшие о погибших десантниках, столкнулись с проблемами в работе и прямыми угрозами. В двух случаях полиция установила нападавших – ими оказались военнослужащие. Дела были переданы не в суд, а командованию воинских частей для вынесения дисциплинарных взысканий и на этом закрыты.
Collapse )