June 16th, 2015

Ерофеев, конечно, достиг дна

В киевский госпиталь я еду с плохими новостями. Связаться с родственниками задержанных россиян, как они меня просили, не вышло — не откликаются ни родители, ни жены. Пообщаться удалось только с друзьями капитана Ерофеева, которые сами разыскали меня через соцсети, просили передать задержанным слова поддержки. Но затем также перестали выходить на связь. Один из них прислал мне позже лишь короткое сообщение:

«Родственников изолировали от внешнего мира… С нами тоже поработали. Больше ничего сказать не могу. Ни о чем не жалею. На этом все». Так написал самарский друг Ерофеева Александр Поселенов, после чего больше онлайн он не появлялся.
У задержанных россиян тоже все не очень. Попасть мне удалось только к сержанту Александрову, который дал недавно согласие на сотрудничество со следствием. В свою очередь, капитана Ерофеева неделю назад выписали из госпиталя и перевели в СИЗО. Навестить его в изоляторе так и не вышло. Украинский адвокат капитана Оксана Соколовская заявила накануне, что Ерофеева выписали слишком рано, намекнув, что это расплата за его отказ сотрудничать со следствием.

Представители же СБУ заявили мне, что физическое состояние Ерофеева на данный момент удовлетворительное, а Соколовскую назвали «агентом Москвы». «Но Ерофеев, конечно, достиг дна», — многозначительно добавил представитель СБУ.
С сержантом Александровым я встречаюсь в его палате. Он по-прежнему почти не встает. При разговоре большую часть времени присутствует человек в штатском, тет-а-тет нас оставляют лишь в самом конце беседы. Многое из того, что говорит сержант, я уже слышал от него в свои предыдущие визиты. Но было и совсем новое.

— Ты хотел бы повидаться с Ерофеевым? — спросил я.

Александров, немного подумав, ответил:

— Наверное, не было особого желания. Увиделись, если б было.

— Саша, какой у вас с адвокатом план сейчас?

— Собираемся переквалифицировать статью с терроризма. Террористом я не являлся, выполнял приказ. Являюсь военнослужащим, пока контракт у меня официально не закончился, — считает Александров.

— На какую статью будете переквалифицировать?

— На диверсионные действия, раз я являюсь военнослужащим.

— Ты слышал про указ, подписанный Путиным, о поправках к гостайне?

— Там, где касается секретных операций?

— Да, специальных операций.

— Я слышал что-то, но сам указ не читал, конкретно не знаю.

— Есть такое предположение, что [указ был издан] из-за вашей истории.

— Думаю, наверное, да (смущенно улыбается). Видимо, необходимость такая созрела у них [в руководстве РФ].

— Тебе удалось поговорить с женой?

— Ну, с женой перекинулись сообщениями только раз. Потом она удалилась из «ВКонтакте». Она еще была не уверена, что это я писал, сомневалась. Больше связаться ни с кем не удалось. Всем родственникам звонили [мы с адвокатом] на все номера, трубки никто не берет.

— Говорят, что она тебе смогла как-то намекнуть, будто на нее оказывается давление.

— Она написала только, что много говорить не может. Если это я [реально пишу ей], то [сказала] все хорошо будет, она ждет меня, любит.

— Что с родителями? Я пытался до них дозвониться, но они тоже не отвечают.

— Не знаю, но надеюсь, что все хорошо. Не знаю, что там происходит. Тоже, наверное, к ним приезжали, инструктировали, какие-то указания давали.

— А здесь у тебя какая обстановка? Адвокат Ерофеева говорит, что давят, предлагают политическое убежище…

— Ну вообще про политическое убежище я первый раз слышу. За то время, пока Ерофеева не перевели в СИЗО, при мне никто ничего такого ему не предлагал. Может, и предлагали ему, но я глубоко сомневаюсь в этом.

— Об этом говорит его адвокат. Описывает, как на него оказывают давление: говорят, в России его ждет статья о госизмене, здесь тоже не будет ничего хорошего, если он не пойдет на сотрудничество [со следствием].

— Ну там еще непонятно на кого работает адвокат. На Ерофеева или на какие-то другие интересы.

— Да?

— Она очень тесно общается с российским консулом [Алексеем Грубым], очень часто с ним видится. Так что вполне может быть…

— А сам он больше вас не посещал [после своего первого визита 26 мая]?

— Нет. Говорят, что его больше не пускают.

— Ты бы хотел его увидеть?

— Ну если у него есть ответы на мои вопросы, если он сможет организовать связь с моими родственниками, то, конечно, я бы хотел его увидеть. В прошлый раз он не смог организовать, сказал, что не дозвонился до моей жены. Не думаю, что для Российской Федерации реально составляет проблему установить связь с моими родными. А оказалось, что это проблема.

— А что правозащитники?

— Они тоже пытаются, никто не берет трубку.

— Кто еще к тебе приходит кроме нас?

— Ну вот следователь приходит с адвокатом, с прокурором. Иностранные журналисты идут.

— Как ты себя ощущаешь, какой настрой? Ты ведь уже здесь две недели, даже больше.

— Стараюсь надеяться на лучшее все равно. Но морально все равно тяжело, потому что как бы от меня отказались как от военнослужащего, неприятный осадок как бы остался.

— Российские адвокаты предлагают с твоего согласия и от твоего имени подать гражданский иск к Министерству обороны о незаконном твоем увольнении, если оно было.

— Я был бы не против. Не думаю, что составит труда доказать, что я являюсь военнослужащим. Можно отправить запросы, достать подтверждающие документы…

Collapse )
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.

Правосеки поймали российского антифашиста

Оригинал взят у npubop в Правосеки поймали российского антифашиста

Сегодняшнее утро началось шикарно - бойцы 8 роты "Аратта" ДУК ПС и Чеченский Батальон Шейха Мансура во время разведовательной операции в Широкино задержали российского наемника. Паспорт гражданина раши и военный билет ДНР прилагается. Говорит, что приехал воевать против фашистов.

400
Collapse )

Слава Украине!

Нужно ли Украине донбасское быдло?

Представьте, когда война закончится (а закончится она, я верю, освобождением территорий Украины от чумы), встанут вопросы: "что делать с Донбассом" и "как жить дальше". Понятно, что Донбасс - это территория Украины, которая по всем статьям является украинской. Но вот нужно ли будет Украине донбасское быдло?

Надо быть реалистами и понимать, что на данный момент большинство жителей Донбасса поддерживают "ДНР" и Новоотброссию. Большинство нормальных людей и украинских патриотов оттуда уже давно уехали. Остались, как правило, сторонники сепаратистов и "русского мира". Зачем они нужны Украине? Они - предатели, дегенераты, пособники войны! Предателей никто не любит. Захочет ли Украина потом принять их обратно? Не знаю, но мне кажется, что эти идиоты, которые привезли войну, сами же не захотят возвращаться в Украину, которую ненавидят.

У них было все: Мир, спокойная жизнь, имущество, недвижимость, целый мирный город. Но им этого оказалось мало - они по примеру Крыма захотели в Россиюшку к дедушке Путину, но тот их послал. Они сами позвали войну в свой дом. Променяли спокойную жизнь на то, что сейчас имеют. Они это заслужили! За тупость надо платить.

Collapse )